АНО "ДОБРЫЙ ГОРОД"

Главная | Регистрация | Вход
Понедельник, 20.11.2017, 12:37
Приветствую Вас Гость | RSS
Песнь о собаке
MЫ HA ПЕРВОМ!
НАШИ АКЦИИ
Смотрите так же
Категории раздела
Это интересно [152]
ИП занимающиеся отловом собак и кошек [33]
Индивидуальные предприниматели
Нужна помощь [14]
Крик о помощи
ООО занимающиеся отловом собак и кошек [6]
юридические лица
Отлов собак [70]
новости
ПЕТИЦИЯ [19]
Подпишите!
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Это интересно

ОСВ программа отлов, стерилизация, возврат
ОСВ «отлов-стерилизация-возврат», особенности и последствия применения.
Кто интересуется, не ленитесь перечитать всё. Здесь много важного и интересного.

Краткая характеристика метода. История и примеры использования.

Собаки и кошки в городе. Проблема бездомных животных.
(Защита городских домашних животных — иллюзии и реальность).

a. Отлов-стерилизация-возврат (ОСВ), известен также как «стерилизация бездомных животных с возвратом на место обитания» — один из методов регулирования численности бездомных кошек и собак.

Усложненный вариант ОСВ для кошек называется Отлов-Проверка-Вакцинация-Стерилизация-Выпуск. В этом случае отловленные животные не только стерилизуются, но проверяются на носительство некоторых вирусов — возбудителей опасных заболеваний (выявленные носители могут быть усыплены) и вакцинируются.

В России широко известен под названиями «стерилизация бездомных животных», «стерилизация бездомных собак» или «программа стерилизации». Данные формулировки не отражают основную особенность метода — возвращение стерилизованных животных обратно на место обитания. Это зачастую вызывает путаницу — например, отрывочные сведения о том, что «на Западе массово стерилизуют собак» у нас зачастую принимаются за свидетельство использования там ОСВ для бездомных собак. Но на самом деле в развитых странах для борьбы с перепроизводством массово стерилизуют владельческих собак, а также бывших бездомных собак в приютах перед передачей новому владельцу (а не перед выпуском обратно — на Западе метод ОСВ для собак не применяется). ОСВ часто рассматривается как альтернатива любым формам безвозвратного изъятия бездомных животных с улиц населенных пунктов.

Биологические основания метода.

Метод ОСВ, в отличие от безвозвратного отлова, делает ставку не на прямое изъятие бездомных животных, а на постепенное снижение их численности (или остановку роста численности) за счет самостоятельного вымирания по «естественным причинам». («Естественными причинами» в городах зачастую является действие опасных факторов городской среды — массовых инфекционных заболеваний в плотных субпопуляциях, наезды автомобилей, конкуренции с другими животными или гибели от их нападений и т.д.).

Модель субпопуляции, используемая для обоснования применения ОСВ, обычно упрощена: подразумевается изолированная самовоспроизводящаяся совокупность (группировка) бездомных животных (собак или кошек). При самовоспроизводстве погибающие по «естественным причинам» животные все время замещаются новыми — то есть, место умерших животных занимают вновь родившиеся. Таким образом, за счет размножения самок, численность остается прежней. Чтобы предотвратить это замещение, метод ОСВ предусматривает отлов и стерилизацию размножающихся самок этой совокупности: либо на определенном участке (в целом городе, отдельном районе и т.п.), либо в отдельной группе животных (стае, колонии) — и возвращение их после операции обратно в «среду обитания» (на место отлова). Следовательно, как предполагается, возмещения численности не будет, так как стерилизованные самки не размножаются, и численность постепенно пойдет на спад. Причем без всякого безвозвратного отлова и усыпления животных.

Стерилизация (кастрация) самцов считается желательной, но не обязательной для успеха с точки зрения снижения численности. На практике стерилизация (кастрация) самцов широко используется в программах ОСВ для колоний кошек на Западе. В развивающихся странах в программах ОСВ для собак иногда прибегают к кастрации кобелей одновременно с их вакцинацией против бешенства (вакцинация в этом случае — первоочередная цель).

Часто сторонники ОСВ утверждают, что стерилизованные животные, не размножаясь сами, будут препятствовать появлению на своей территории животных, пришедших со стороны — что обычно не соответствует действительности из-за отсутствия у бездомных собак и кошек абсолютной территориальности (безусловной защиты своего участка обитания от любого чужака) — см. ниже.

в. Критерии успеха.

Обычно ОСВ пытаются применять в тех же целях, что и безвозвратный отлов — то есть для уменьшения численности бездомных животных. При этом подчеркивают привлекательные стороны метода: немедленный отказ от массового умерщвления животных и его дешевизну («достаточно стерилизовать всех самок на отдельной территории, и можно уже почти не тратить деньги на дальнейшее регулирование — животные вымрут сами»). Некоторая часть сторонников ОСВ утверждает, что этот метод способен снизить численность бездомных собак и кошек «в несколько раз» или даже до нуля. Однако более значительная доля сторонников ОСВ, частично осознавая ограничения метода (см. ниже), говорит лишь о том, что численность несколько снизится до величин, приемлемых для властей и населения и не вызывающих никаких конфликтных ситуаций. При этом обычно всячески подчеркивается необходимость сохранения явления бездомности («для регулирования бездомными животными крыс, утилизации мусора, сдерживания прихода диких животных из-за города, удовлетворения интересов опекунов» и т.п.)

При неудовлетворительных результатах применения ОСВ (численность взрослых бездомных животных не снизилась или увеличилась) обычно «этические аргументы» сторонников метода сохраняются, но в измененном виде — «животным все равно лучше, ибо нет отлова и умерщвления» (при этом могут игнорироваться иные причины страданий животных). Иногда упоминают и то, что щенков (котят) рождается все же меньше, чем до введения ОСВ, так как часть самок удалось стерилизовать. (На самом деле это может быть и не так — например, за счет изменения соотношения полов в популяции в пользу нестерилизованных самок или увеличения числа детенышей в их пометах).

ОСВ также часто сопровождается рядом косвенных негативных последствий, препятствующих комплексному решению проблем городских животных (см. ниже).

г. Порог эффективности.

Как уже указывалось, принципиальной особенностью метода является то, что он применим только для групп (популяций), которые пополняются в основном за счет размножения уже живущих на улице бездомных самок (самовоспроизводящихся), а не за счет притока бывших владельческих (то есть выброшенных и потерянных) животных.

Кроме того, для успеха любой кампании ОСВ даже в группе (популяции), изолированной от притока выброшенных, крайне важно достичь определенной доли стерилизованных самок. Численность не будет падать, если в популяции будет сохраняться положение, когда родившиеся у оставшихся не стерилизованными самок щенки (котята) будут заполнять остающиеся вакантными места в популяции, образующиеся в результате смерти взрослых животных. Стерилизация устраняет одних детенышей, не рождающихся у оперированных самок — но одновременно дает возможность выжить множеству других, появившихся у еще не стерилизованных. Ведь остаются вакантные места, не занятые потомством стерилизованных; уменьшается конкуренция в среде молодняка.

Поэтому идеальным вариантом является одновременная стерилизация всех самок в группе (популяции). Или, по крайней мере, достижение «порога эффективности». Показано, что в абсолютно изолированной, однородной, близкой к состоянию свободного скрещивания, популяции собак или кошек только при поддержании доли стерилизованных самок 75 — 80 % от общего их числа, количество родившихся и доживших до половой зрелости (взрослого состояния) щенков или котят будет равно (или меньше) количеству гибнущих взрослых животных. Иными словами, достижение порога в 75 — 80 % стерилизованных самок критически важно для успешной программы ОСВ, только в этом случае смертность гарантировано превысит выживаемость.

Это примерно тот «порог эффективности» для большинства популяций, при котором даже высокие темпы компенсаторного размножения и высокая доля выживающих щенков сравниваются с темпами вымирания. При превышении этой доли и дальнейшем постоянном поддержании темпов стерилизации при условии потенциальной доступности всех животных можно ожидать постоянного снижения численности — вплоть до полного вымирания. Следует особо подчеркнуть, что для этого нужно постоянное превышение порога эффективности — то есть одноразовое его превышение при последующем снижении доли стерилизованных животных к успеху не приведет.

Однако эта модель однородной, изолированной популяции, в которой все животные равно доступны для стерилизации и в которой можно в кратчайшие сроки достичь 80-ти процентного рубежа, как правило, не соответствует реальным популяциям. В них всегда есть постоянная доля животных, которая остается недоступной для стерилизации. В зависимости от относительного вклада этой доли в популяцию, ОСВ либо проваливается, либо достигает лишь относительно небольшого сокращения численности, то есть после первоначального преодоления «порога эффективности» в дальнейшем не удается его постоянно превышать и доля стерилизованных животных колеблется у его границы. Так, даже самые успешные примеры проведения ОСВ для собак в небольших или однородных популяциях, когда первоначально быстро достигается 80-типроцентный рубеж, не демонстрируют полного вымирания. Сокращение хотя бы на одну треть от первоначальной численности считается крупным успехом для этого метода (индийский Джайпур). Несколько большего сокращения численности собак удается достигнуть лишь в сочетании с безвозвратным отловом в еще менее крупных и почти абсолютно изолированных популяциях.

В случае с ОСВ для кошек, согласно некоторым иностранным источникам, иногда достигается полное вымирание изолированных небольших колоний кошек, но такие случаи очень редки.

Отметим, что для субпопуляций владельческих животных аналог «порога эффективности ОСВ» (то есть доля стерилизованных животных, при которой общее количество начинает снижаться) может быть как выше, так и ниже, чем для субпопуляций бездомных. Видимо, для нормативно содержащихся животных, чье поведение все время находится под контролем человека (это прежде всего собаки), такой уровень ниже — действительно, ведь человек может предотвратить беременность и иными способами, нежели кастрация (например, просто не давая возможности спариваться). А вот для свободно выгуливаемых хозяйских животных (а это прежде всего кошки) уровень может быть и выше (но не обязательно) за счет большей выживаемости молодняка в квартирах у хозяев, чем бездомного молодняка на улицах.

д. История и распространение метода ОСВ для кошек.

По некоторым данным, метод ОСВ впервые стал применяться в Дании и Великобритании применительно к колониям (небольшим устойчивым группам) бездомных кошек в 70-х гг. прошлого века. Дальнейшее его распространение применительно исключительно к кошкам произошло в 80-х годах. В разных масштабах его стали применять во Франции, Испании, Италии, Швеции, Польше и других европейских странах, а также в Канаде, весьма активно — в некоторых штатах США, а также ряде развитых азиатских стран — Сингапуре, Японии, Корее. Кампании проводятся как на деньги благотворительных организаций (чаще всего), так и за счет муниципальных бюджетов (например, некоторые города США).

Предпосылки применения ОСВ для кошек следующие. Кошки — домашние животные, которые относительно часто попадают на улицу (их труднее отслеживать, чем собак), они за счет быстрого размножения формируют локальные группы (колонии), которые могут достигать заметной численности (до нескольких десятков особей). Однако при этом до определенного момента кошки в колонии могут не привлекать большого внимания со стороны городских властей (в отличие от собак), как относительно малоконфликтные животные. Так как проблемы, создаваемые колониями кошек, особенно находящимися относительно далеко от жилья, были невелики, то не было острой необходимости в их немедленном изъятии-отлове. Кроме того, кошки в колониях слабо социализированы на человека, поэтому затруднена их раздача населению через систему приютов. У организаций защиты животных и прикармливающих кошек опекунов возникло стремление ограничить рост этих колоний (до того, как они начнут вызывать раздражение жителей), и, по возможности, предотвратить страдания рождающихся в колониях котят, большая часть которых погибала от болезней и иных причин в первые месяцы жизни.

Усложненная (прежде всего американская) версия ОСВ для кошек называется Отлов-Проверка-Вакцинация-Стерилизация-Выпуск. Вводится дополнительная процедура — тестирование животных на носительство вирусов вирусной лейкемии кошек и вирусного иммунодефицита кошек. Животные-носители вирусов могут быть усыплены, чтобы предотвратить распространение вирусов. Впрочем, эта методика не имеет повального распространения даже в США.

Стерилизованные кошки в колониях помечаются (обычно путем отрезания кончика уха), чтобы отличить от еще не стерилизованных. Полностью стерилизованная колония признается «управляемой», и можно ожидать ее постепенного сокращения.

Если невозможно выполнить требование одновременной стерилизации большинства кошек колонии и (или) существует приток кошек в колонию извне, то стабилизации или уменьшения численности достичь не удается. Поэтому ОСВ для кошек далеко не всегда приносит плоды. Это вызывает довольно много противоречий и споров при использовании ОСВ для кошек на Западе, поэтому применение данного метода имеет ограничения (основой работы по бездомным кошкам в городах большинства развитых стран остается система приютов). В США и Австралии активными противниками ОСВ также являются организации по охране диких животных (птиц и мелких млекопитающих).

Иногда при невозможности вернуть кошек на прежнее место используется разновидность метода, которую иногда называют ОСП (отлов-стерилизация-перемещение), когда кошек перевозят в другое место, например, из центра города на загородную ферму (применяется в Англии).

е. Примеры ОСВ для кошек.

По применению ОСВ для бездомных кошек имеется ряд научных публикаций в США, прежде всего в «Журнале американской ассоциации ветеринарной медицины». Особый интерес представляет весьма детальный отчет о проведении программы ОСВ для кошек в относительно изолированном университетском городке (кампусе) в штате Флорида с 1991 по 2002 гг. Городок, занимая площадь около 5 кв. км, первоначально служил домом для 11 кошачьих колоний. До 1991 г. никакого регулярного контроля численности не было (кроме периодических попыток администрации ловить и вывозить избыточных кошек и попыток студентов пристраивать котят). Программу ОСВ помогли осуществить работники и студенты университета. Начатая в 1991 г., программа ОСВ, видимо, сразу набрала большие темпы (быстро был превышен порог эффективности). В 1996 г., когда был проведен первый тотальный учет кошек в кампусе, из 68 живущих там кошек, только один самец оставался нестерилизованным. С 1995 г. на территории городка не наблюдалось ни одного котенка (то есть к этому времени были стерилизованы все самки). Кроме того — и это важно подчеркнуть — наряду с ОСВ часть кошек была пристроена. Таким образом, это было не ОСВ в чистом виде, а разновидность смешанного подхода — ОСВ плюс безвозвратное изъятие, что повысило эффективность. Всего за время действия программы (11 лет) на территории кампуса было поймано 155 кошек (видимо, большая часть из них родилась там до начала ОСВ, часть — поступала за время действия программы извне). Из 155 кошек, прошедших через программу, 73 (47% — почти половина!) были пристроены (часть — спустя некоторое время после возврата на место отлова), 17 (11%) — усыплены (больные или являлись вирусоносителями), остальные — оставались на месте обитания. Дальнейшая судьба оставшихся: 23 — безвестно пропали, 10 — найдены мертвыми (причиной гибели чаще всего были автомобили — понятно, что в университете не было собачьих стай или других хищников, охотящихся на кошек; а инфекционные заболевания, видимо, были предотвращены вакцинацией), 9 — мигрировали в окружающую лесистую местность, и 23 кошки — оставались в кампусе в 2002 году, к концу периода наблюдений. (Следовательно, одномоментная численность кошачьего поселения снизилась с 1996 по 2003 год на 66%, с 68 до 23 особей). Число кошек в колониях в начале эксперимента колебалось от 3 до 25, в конце — от 1 до 5.

Интересно, что среди кошек преобладали полуодичавшие или одичавшие — 75%, они были отнесены к этой категории на основании поведения — избегали непосредственного контакта с человеком, прежде всего незнакомым. 25% — видимо, с самого начала «давали себя гладить» любому человеку, то есть определялись как «социализированные». Тем не менее, и часть полуодичавших удалось приручить и пристроить — этому способствовало то, что первоначально среди кошек было много молодняка, и через программу 57% кошек прошло, не достигнув и 6 месяцев от роду (то есть, видимо, наиболее интенсивное пристраивание имело место еще до полной стерилизации всех кошек). Из 23 кошек, остававшихся в городке к 2002 г., 22 были полуодичавшими.

Итак, мы видим пример удачного комплексного подхода, пример того, как удалось на две трети сократить изолированную субпопуляцию путем интенсивного ОСВ в небольшой изолированной группировке вкупе с активным безвозвратным изъятием (по словам авторов: «пристраивание отвечает за весьма весомую долю уменьшения численности»). «Чистое» ОСВ, или ОСВ с менее активным изъятием, как правило, таких результатов не дает. Пример — исследование «Характеристика безнадзорных кошек и их опекунов». Были опрошены частные лица-опекуны 132 колоний бездомных кошек во Флориде, которые в разные годы прошли через программу ОСВ. Кстати, среди опекунов 84% составляли женщины (замужем из них — 52%), что в целом отражает половой состав опекунов и в других странах — играет роль гендерный социально—психологический фактор «материнского» отношения к животным в современном урбанизированном обществе. Большая часть кошек проживала в пределах личных земельных владений (придомовых участков) опекунов. Период опекунства — от нескольких месяцев до 7 лет. Как оказалось, среднее число кошек в колонии до ОСВ составляло 7 особей, средний размер колонии после ОСВ — 5,1 особей. Общее число кошек во всех колониях до ОСВ — 920 животных, после — 678 (сокращение менее, чем на треть, причем это было достигнуто путем весьма интенсивной стерилизации — из первоначальных 920 животных было стерилизовано 70% , из не стерилизованных, видимо, оставались в основном самцы).

Стоит упомянуть опубликованные результаты о применении стратегии ОСВ к кошкам в Европе, а именно в Риме. Римские бездомные кошки, пожалуй, наиболее известные бездомные кошки в мире — почти в любом популярном тексте о кошках упомянуты кошачьи колонии в развалинах древнеримского Форума и Колизея. Кроме них в Риме существуют еще сотни групп бездомных кошек. С 1991 года ОСВ стала узаконенной и превалирующей процедурой для регулирования бездомных кошек в Италии (по крайней мере, номинально). В Риме городская ветеринарная служба совместно с опекунами колоний, стала проводить широкомасштабную программу «стерилизации с возвратом». Оценка успехов в одном из районов Рима была проведена в ходе исследования, охватившего 103 колонии. Сравнивали количество кошек в них в период 1994 - 1998 гг. (начальное) и в 2000 г. (конечное). Общее количество кошек сократилось с 1665 до 1293 особей (на приблизительно 22%). Сократились в размерах 55 колоний из 103, 28 колоний — увеличились в размерах. Количество кошек на колонию в начале колебалось от 4 до 50 животных, спустя 2 - 6 лет оно составило от 2 до 40 животных. Большие колонии (свыше 21 кошки) стали встречаться реже (21 до ОСВ, 9 — после). Тем не менее, более значительного успеха ОСВ не достигло. Если в начале число еще не стерилизованных кошек было относительно невелико (231 животное, порог эффективности явно преодолен, кроме того, как утверждают авторы исследования — опекуны разбирали почти всех родившихся котят) — в 2000 г. число не стерилизованных кошек в этих колониях составляло уже 441 особь! Это результат присоединения к колониям посторонних кошек, в том числе выброшенных, бывших хозяйских. Так наглядно демонстрируется сложность проведения успешной кампании ОСВ в городе даже при первоначальном превышении порога эффективности.

Какие трудности для ОСВ отмечают американцы? Вернемся к первой статье, в которой дан краткий обзор некоторых других опубликованных данных о программах ОСВ для кошек. Например, программой ОСВ на территории одной американской больницы была сразу охвачена колония из 41 кошки, 40 было стерилизовано, 1 — усыплена из-за болезни. Через три года в колонии было 36 кошек, 30 — прежние, а 6 — вновь прибывшие (пример миграции в стерилизованную колонию). В Великобритании были подведены итоги по ОСВ в нескольких десятках колоний кошек (всего около 270 кошек), охваченных ОСВ в 70-е — 80-е годы. Спустя 5 лет, 21% кошек были пристроены, а 70% — оставались на прежнем месте (кстати, еще один пример достаточной долговечности бездомных кошек в отсутствие стай собак). В Лондоне ОСВ было применено для контроля численности колонии из 20 кошек в заброшенных гаражах. За пятилетний период наблюдений количество кошек менялось слабо — смертность почти перекрывалась миграцией в колонию новых кошек. К концу наблюдений в колонии было 17 кошек.

Приведены примеры и откровенных неудач ОСВ. В двух парковых зонах на юге Флориды отмечено, что «наличие интенсивно подкармливаемых колоний провоцирует нелегальное подбрасывание новых кошек». Первоначальная популяция из 81 кошки сократилась на 20% за год, но за то же время прибытие новых кошек предотвратило сокращение колонии, и к концу года в наличии было уже 88 кошек. (Авторы отмечают — и это важно! — что эти результаты опровергают часто цитируемое утверждение о том, что утвердившаяся на своей территории кошачья колония изгоняет чужаков). «Были отмечены минимальные проявления территориального поведения, и взаимная агрессия обычно ограничивалась установлением порядка потребления корма». Авторы отмечают важность сокрытия подкормочных станций кошачьих колоний от широкой публики, иначе подбрасывание не стерилизованных хозяйских кошек окончательно подорвет программу, если они не будут вовремя выявлены и стерилизованы. Также отмечена миграция кошек между колониями. Авторы отмечают в общем довольно медленное уменьшение размеров колоний. В этой связи отметим, что таким образом проблема перепроизводства хозяйских кошек в форме подбрасывания отказных кошек в колонии не позволяет ОСВ быть достаточно эффективным. Этому также посвящена хорошо известная американским противникам ОСВ статья «Неэффективность методов ОСВ для контроля «колоний» домашних кошек на общественных территориях», призывающая прежде всего сосредоточиться на проблемах владельческих животных.

Противники ОСВ также указывают на то, что места подкормки кошек становятся грязными «помойками» , и что далеко не все опекуны и организации, занимающиеся ОСВ, могут (или хотят) поддерживать необходимые темпы стерилизации (в якобы «управляемых» колониях, например, в портовой зоне Филадельфии, критики ОСВ находили нестерилизованных кошек, котят и кормящих самок). То есть, фактически увеличивается пищевой ресурс для бездомных кошек (а также для синантропных птиц и даже крыс), и не соблюдается важнейшее условие успешности ОСВ — достижение порога эффективности.

Отметим также, и это важно — проведение программ ОСВ для кошек все же менее трудоемко, и чаще все же намного более эффективно, чем ОСВ для собак, так как бездомные собаки более склонны к миграциям и, как правило, не образуют изолированных «колоний». Этот метод при соблюдении известных условий вполне применим и к российским бездомным кошкам, особенно в пределах населенных пунктов, где нет угрозы дикой фауне, зато распространены кошачьи колонии. Они обычно располагаются в подвалах многоквартирных жилых домов или в технических помещениях. ОСВ показано, если нет возражений жильцов, эпидемиологической угрозы и сами кошки в относительной безопасности (например, поблизости нет оживленной автомагистрали, так как автомобили представляют собой довольно значительную угрозу для бездомных животных). Первичный опыт проведения таких акций имеется во многих городах, хотя обычно они не проводятся как полномасштабные централизованные муниципальные мероприятия, или находятся в тени собачьего ОСВ (кстати, в последнем случае применение ОСВ для кошек может быть попросту насильственно прервано или обессмыслено по причине уничтожения стерилизованных колоний или отдельных кошек бездомными собаками, расплодившимися в результате неудачного собачьего ОСВ, как то показывают наблюдения Е.и С. Ильинских в Москве) . Обычно кошек стерилизуют на средства самих опекунов кошек или общественных организаций. Эффективность применения пока по понятным причинам оценить сложно.

ж. Развитые страны не используют ОСВ для собак.

В развитых странах Западной и Восточной Европы, в США, Канаде, Австралии, Японии, Южной Корее, Израиле и других, успешно решающих проблему бездомности собак, метод ОСВ к бездомным собакам практически не применяется, не применялся и не планируется к применению (за исключением двух индейских резерваций в США и ряда районов юга Италии, где, впрочем, сохраняются относительно крупные популяции бездомных собак). Это обстоятельство следует подчеркнуть особо, так как многие отечественные агитационные материалы в пользу ОСВ неверно информируют население России о применении метода ОСВ для бездомных собак в таких странах, как Германия, Великобритания, США и даже Швеция, где якобы именно этот метод привел к их нынешнему благополучному положению.

На самом деле в странах Европы и Сев. Америки ОСВ противоречит как требованиям закона, запрещающего нахождение безнадзорных собак в общественных местах, так и социально-экологическим и зоозащитным взглядам, согласно которым оптимальной ситуацией для населенного пункта является минимум или отсутствие бездомных собак. А, как известно, метод ОСВ практически не способен значительно уменьшить количество бездомных собак в более-менее крупном городе (он рекомендован лишь при «неизбежной бездомности»). Особенно рискованно его применение в городе, где популяция собак представлена несколькими экологическими типами, а по численности превалируют владельческие собаки-компаньоны (то есть преимущественно «европейский стиль содержания»), за счет которых происходит пополнение субпопуляции бездомных собак.

В развитых странах использовалось и используется только безвозвратное изъятие безнадзорных собак с улиц («безвозвратный отлов») и помещение их в приюты для передержки (разного срока длительности, в зависимости от условий). Находящиеся в приютах собаки передаются как прежним, так и новым владельцам. Невостребованные на протяжении определенного срока собаки могут быть усыплены (если нет свободных мест в приютах). Большое внимание в этих странах уделяется профилактике безнадзорности и бездомности собак — это повышение культуры содержания животных, их регистрация, выполнение правил содержания. Ведется борьба с излишним разведением хозяйских собак (в целях установления баланса между спросом и предложением на животных), в этих целях в ряде стран приветствуется и стимулируется стерилизация владельческих животных (а не ОСВ бездомных).

з. ОСВ для собак в Южной Европе и развивающихся странах.

С начала 90-х годов метод ОСВ для уличных собак стали в качестве экспериментов использовать в некоторых странах Юго-Восточной Европы (юг Италии, Румыния, Сербия, Болгария, Босния-Герцеговина, Греция), Южной и Юго-Восточной Азии и Латинской Америки. Впоследствии в некоторых из этих стран (Индия, Турция, Греция) он был узаконен как основной (однако далеко не всегда используется на практике).

Для программ ОСВ привлекаются как средства муниципалитетов, так и спонсорские — обычно зарубежных западных организаций. Преобладает стремление свести к минимуму срок послеоперационной передержки; иногда его вообще нет и животное сразу поступает на улицу. Для идентификации обработанных собак нет единого метода. Используются с переменным успехом: пластиковые ошейники или метки-клипсы в ухе (недостаток — быстро теряются); отрезание кончика уха (наиболее проверенный метод, недостаток — невозможность индивидуальной идентификации животных); татуировки (малозаметны на расстоянии); введение микрочипов (дорогостоящий метод, необходимость наличия считывающих устройств-сканеров, невозможность распознавания на большом расстоянии из-за ограничений действия сканеров).

Предпосылкой применения ОСВ в некоторых из этих стран, преимущественно азиатских, стала исторически, тысячелетиями сложившаяся ситуация: очень большое количество уличных собак — как бездомных, так и номинально владельческих, но постоянно находящихся на вольном выгуле. Такова культурная традиция содержания животных в этих странах, в которых правила содержания животных либо отсутствуют, либо практически не действуют («азиатский стиль содержания»). Нормативное содержание собак (т.е. постоянный контроль владельца) — как правило, относится только к очень небольшой части популяции собак. Превалируют по численности именно уличные животные (в Азии и Юге Европы — так называемые собаки-парии), которые составляют относительно однородную в экологическом смысле субпопуляцию. (Хотя несколько более доступны для отлова, вакцинирования против бешенства и стерилизации номинально владельческие собаки, более близкие к людям). Средняя продолжительность жизни подобных собак невелика, но их общее количество испытывает тенденцию к росту в связи с ростом самих городов.

Обычным способом для решения проблемы вспышек численности уличных собак в этих странах были периодические отстрелы и потравы, иногда — вывоз животных за пределы городов. Для того, чтобы избежать этих жестоких способов, защитники животных (обычно при содействии некоторых западных организаций) и власти ищут альтернативу. ОСВ было выбрано ими как способ стабилизировать или несколько снизить численность уличных собак. причем в ряде южных стран основной целью было не снижение численности, а борьба с бешенством (так как наряду со стерилизацией проводилась вакцинация собак). При использовании вакцины, создающей иммунитет на протяжении трех лет, ожидалось, что этого будет достаточно для всего срока жизни большинства собак-парий. При этом через программу ОСВ проходят не только самки, но и самцы.

Создание для этой цели сети приютов для части из этих стран (прежде всего тропических стран Азии и Африки) было бы действительно нецелесообразно, так как даже пристроенные из приютов животные вновь оказались бы на улице из-за местной традиции содержания животных. В некоторых других странах (прежде всего Южной Европы), приютская система, возможно, все же была более перспективна, чем ОСВ, так как относительная численность владельческих собак и степень их подконтрольности выше, чем в Азии («смешанный стиль содержания»). ОСВ встречает ряд сложностей по этой причине — например, греческие зоозащитные организации отмечают проблему выбрасывания владельчесих собак на улицы, «туда, где за ними якобы присмотрят». По поводу целесообразности ОСВ для той или иной южной страны, особенно европейской, до сих пор продолжаются споры.

Эти споры поддерживаются также неоднозначными последствиями применения ОСВ. Ни одна организация не ведет централизованного сбора сведений по данной методике, но, судя по имеющейся информации из разных источников, до сих пор в подавляющем большинстве случаев применение ОСВ не привело к каким-либо положительным результатам. Как правило, достигнуть стабилизации или некоторого снижения численности собак удается только в небольших населенных пунктах (итальянский Кастель-Вольтурно — первое применение ОСВ для собак в Европе), городах с относительно небольшой и однородной популяцией собак-парий(индийский Джайпур) или изолированных территориях (например, промзона южно-итальянского города Таранто). Для достижения более заметного эффекта зачастую ОСВ приходится комбинировать с безвозвратным отловом, иногда весьма интенсивным (Румыния — Бухарест, Констанца). В ряде случаев неудача ОСВ приводит к резкому росту численности собак — как в индийском Бангалоре, где за 7 лет ОСВ количество бездомных собак возросло более, чем в 2 раза (по данным местных властей, с 70 000 до почти 184 000(!). При неудаче программы ОСВ, она, как правило, периодически прерывается массовыми отстрелами, потравами, вывозом собак за пределы города (Греция, Турция, Индия, Таиланд). Как примеры — попытки вывезти бездомных собак за пределы Афин и их потравы перед Олимпиадой 2004 г. , регулярные потравы собак в Стамбуле, румынских городах и т.д.

Неоднозначную роль играют в этой ситуации западные зоозащитные организации из развитых стран. Часть из их (обычно содержащих на своей родине приюты «без усыпления») продвигает использование ОСВ в развивающихся странах (мотивированы они прежде всего необходимостью избежать массовых отловов). Но при этом не всегда достаточно скрупулезно изучаются местные условия и перспективы применения этого метода — особенно для стран Южной и Восточной Европы, на которые некритически переносятся представления о ситуации в Южной Азии. Усугубляется это положение понятным отсутствием опыта проведения таких программ в тех странах, где базируются эти организации (отсюда часто умозрительность и упрощенность их популяционных моделей). В качестве удачных примеров используются только немногие, отдельные «образцово-показательные» города, в организацию ОСВ в которых вкладываются большие суммы обычно не одной, а сразу нескольких организаций. Читайте далее: Особенности применения в России!

Источник: http://www.feralan.narod.ru/
Категория: Это интересно | Добавил: dobrograd (10.03.2015) | Автор: стоп отлов E W
Просмотров: 570 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
В поисках рая
Казнить или...
Ответ Кобзону
Поиск по сайту
поиск
Наш опрос
Как Вы относитесь к ловцам собак?
Всего ответов: 1369
Группы в контакте
  • Ей Богу
  • Дай Бог
  • Цитовет
  • Хвостуши
  • Наш няшка
  • Стоп отлов
  • Котёнок Гав
  • Санветнадзор
  • Добрый город
  • Против жестокости
  • Вызов врача на дом
  • Зоомагазин экзотики
  • Потеряшки в Королёве
  • Чипирование в Королёве
  • Консультации в стекляшке
  • Как Вы относитесь к ловцам?
  • Форма входа

    АНО "ДОБРЫЙ ГОРОД" (915) 053-72-27 Email: direkt@sanvetnadzor.ru | Создать бесплатный сайт с uCoz